человек-без-аватарки
(первая глава/предыдущая глава)

Август ест свой ужин, когда его мобильник начинает надрываться пищащей мелодией.
Писк зацикливается. Повторяется один раз. Второй.
Август вздыхает, посмотрев на экран, но всё-таки берёт трубку.
И тут же отводит её от уха, чтобы не оглохнуть. Голос и правда громкий, я слышу его, даже просто сидя рядом.
Правда не слышу, что именно он говорит.
Голос Иры.
- Ира, успокойся, - наконец, отвечает ей мой тренер. – Злой всё ещё раб Делита, никто его не отпускал!
Даже я слышал иркино «ты что, за дуру меня держишь?».
- Не забывай, пожалуйста, что я тоже его ещё не отпустил, и чисто технически он мой раб. Я отпущу его тогда и только тогда, когда сам сочту нужным. А до тех пор не лезь в мои дела.
Ира снова что-то кричит на повышенных тонах. Август аккуратно отводит мобильный от головы и кладёт на стол. Ему и так хорошо слышно.
- Странно, что ей хватает смелости на тебя кричать, - вздыхаю я.
Август доедает, берёт трубку и уходит на пару минут. Возвращается он уже с хорошими новостями:
- Сегодня можешь идти домой.
Ну блин, а я только настроился на шикарный ужин.
- Значит ли это, что моя тренировка закончена? – спрашиваю я.
- Нет, просто нет смысла держать тебя здесь. Будет лучше, если ты попробуешь подраться ещё с парой противников. А то наши с Шешой основные ходы ты, наверное, уже выучил.
Да как же. Эти двое всегда находили, чем меня удивить. Особенно Шеша. Как можно выучить хаос? Как предсказать анархию?
Но спорить было глупо. Я и сам хотел побывать дома. Всё-таки даже в таком шикарном доме как-то неуютно, пока в гостях.
Отблагодарив хозяев за всё, что они для меня сделали за несколько дней упорных тренировок, я уселся на мотоцикл и Шеша отвёз меня в район моего дома, правда, поленившись ехать до самого здания.
Это и к лучшему. Мне не лишне было пройтись по родной улице.
Всё-таки, знакомые пейзажи жутко поднимают настроение.
Здравствуй, квартирка, кроватка, холодильник. Мы не виделись всего несколько дней, а кажется, что прошла целая вечность.
Ира, спасибо, что спасла меня от этих извращенцев! Это очень любезно с твоей стороны.
Конец сообщения.
Что они там с тобой такое делали, что ты прямо благодаришь?
Конец сообщения.
Я загадочно замолкаю, тем более что деньги у меня на мобильном закончились.
Зато с домашнего можно вызвонить Смайла и отпраздновать моё освобождение от кошачьего гнёта Дела и жестокой эксплуатации Августом. И от безумных атак Шеши, да.
Сашка! Кто бы мог подумать!
Нет, а чему ты, Злой, удивляешься, его Август иногда Шуриком зовёт. Когда позлить хочет.
Подожди-ка, а Смайлу-то откуда об этом знать?
Гейтс рассказывал, кто ещё? Они во время первого турнира втроём такие концертищи устраивали – дома качались! И с минимумом магии – ну не было тогда ещё таких приёмов, как у нас.
- Послушай-ка, - вдруг вспоминаю я. – А ты не в курсе, чего Гейтс так Файту невзлюбил?
Смайл замолкает и отпивает ещё пива.
Мы стоим и оглядываем окраины с моего балкона. Мы слегка пьяные и нам хорошо. Как будто так и надо. Лучшие друзья.
Вообще-то это секрет, но не в моих интересах его ещё кому-нибудь выдавать. Так что можно и ввести меня в курс дела.
Гейтса «позаботиться» о Файте просил Хиром. А вот он своих мотивов точно не объяснял. Гейтс только предполагает, что девушка перешла нашему седовласому красавцу дорогу когда-то в прошлом. Или же её нынешние амбиции как-то задевают сферу деятельности Хирома. А сам беляк драться с ней не может, потому как находится в рабстве у меня.
Вот и вершит правосудие чужими руками.
- Но Хиром не похож на такого человека, - возражаю я. – По нему вообще не скажешь, что ему присуще что-то человеческое. И чтобы ОН вдруг решил кого-то устранить, должны быть веские причины.
Впрочем, чёрт его знает, как у него в голове шестерёнки крутятся. Бывалые говорят, у него давным-давно шарики за ролики заехали. Взять хотя бы его шрам-линию жизни. Ну неубиваемый этот парень какой-то. И живёт уже чёрт знает сколько, и по прошлому его даже у Гейтса информации нет. С самого начала он в турнире, самоучка один из первых, а то и первый.
- Так то, - подытоживает Смайл, приканчивая бутылку. – А ты представь, мы с тобой такие же станем. Сильные, неубиваемые, с синячищами под глазами… Жуть.
Я честно попытался представить себе Смайла, сгорбленного и седого. Даже на пьяную голову получилось слабовато. Абсурдно как-то.
- Нет, братец, мы умрём с тобой молодыми, - успокаиваю я его. – Зуб даю.
Смайл усмехается.
- Ну это ты. Злой, за себя говори. А я ещё научусь руки находу отращивать.
И лазерами из глаз стрелять.
Смайл задумывается о чём-то своём, глядит на облака. Смешной парень. Вроде мы с ним сверстники, а так поглядишь – совсем ещё пацан. Весёлый, улыбчивый, душевный.
Свой. В доску свой.
Убийца, файтер,… Чушь какая-то. Не укладывается в нём это, ну только если напильником обточить.
Ну не воин ты, Смайл. Не похож.
- Хорошо маскируюсь просто, - улыбается он.
Его оружие – попрыгунчики. Много летающих с большой скоростью попрыгунчиков. Которые крошат бетон и разбивают надгробья при ударе. А полный псевдоним – Блуди Смайл, кровавая улыбка. И противники его из дуэли выходят как на подбор: или невредимые, или кровавая каша, отбивная человеческая. Потому что не может Смайл как я лезвие к горлу приставить, в угол зажать – и всё, выиграл. Нет у него лезвий.
Вот он и избивает своих оппонентов до полусмерти. Выходит с его дуэли человек-синяк. Один такой фиолетовый фингал с кровоподтёками.
- Это потому что я раны на ходу лечу, - поясняет он. – Вообще ничего не стоит. Открытое кровотечение, руки нет – встану. Как новенький. Без руки, правда, но встану. И знаешь, как после этого больно людям делать хочется? А я добрый человек. Просто по природе своей добрый. И вот такое издевательство – это для меня как через себя перешагнуть. Только не сам шагаешь, а тебя через себя трактор огромный тянет.
Я смотрю на него. Не шокирован. Нисколько. Я сам садист, мне такие мелочи – слону дробина. Но если он правда добрый, чего же так надрывается? Бросал бы это дело да и все дела. Живи и радуйся.
Но должен же в турнире остаться хотя бы один добрый человек. Не псих как Шеша, не фанат мировой справедливости как Август, не чокнутый учёный как Гейтс, а кто-то один, в душе светлый, действительно добрый. Как Смайл.
А мне не понять, у меня даже кличка не такая. Я Злой.
- Ты, Злой, ещё не злой, - утешает меня друг. – Ты, Злой, ещё только обиженный. Таким и оставайся.